Мосул последние новости сегодня. Главные новости сегодня 13.10.2017 г.

Были некоторые повстанцы, выступавшие против Асада (кроме тех, что цеплялись за исламистские причины) и больше всегокурды . То, что США их поддержали, конечно, стало главной причиной, почему Турция превратилась из союзника в «помеху». Но, по крайней мере, кто-то действительно хотел, чтобы США ввязались в конфликт по причинам, меньше всего связанным с ИГ, и больше – с курдской мечтой о суверенном государстве. Теперь иракские курды проголосовали за независимость, оправдав все опасения премьера Ирака в отношении американской операции против ИГ.

После начала российской операции в сентябре 2015-го Картер вспоминает о постоянных попытках Москвы навязать свою модель сотрудничества с американцами. «Россия стремилась связать США и антиигиловскую кампанию с тем, что она сама делала в Сирии, постоянно рассказывая миру о своем желании сотрудничать с нами, прося делиться разведданными», – пишет Картер. Он отказал по трем причинам. Во-первых, координирование работы с Россией, тесно сотрудничающей с Ираном и Сирией, могло ослабить намерение иракского премьер-министра Абади работать с американцами. Во-вторых, это могло бы связать США с «бесчеловечной» российской кампанией. И наконец – и я полагаю, это самое важное для администрации Обамы – «было бы наивно дать России незаслуженное лидерство на Ближнем Востоке».

Многие в России знают о геноциде армян в Османской империи в период Первой мировой. Однако геноциду подверглись и другие христианские народы, проживавшие на территории империи. Среди них — ассирийцы. Вместе с турецкими солдатами самое активное участие в убийствах и гонениях на ассирийцев принимали курды-сунниты. Количество убитых оценивается до 500 тысяч человек.

Очевидно, сирийское правительство президента Башара Асада еще меньше радовалось вмешательству США, даже когда американская администрация предложила создать местные отряды для борьбы с ИГ с нуля «путем набора отдельных бойцов, формирования их в подразделения, обеспечения тренировками и снаряжением в Турции и Иордании и возвращения их к борьбе в Сирии». Хотя, как объясняет Картер, идея заключалась в том, чтобы эти бойцы не участвовали в сирийской гражданской войне, Асад хорошо знал, что США о нем думают. Тогда подключился Картер и изменил план, направив поддержку США на существующие военизированные формирования. «Почти все настоящие бойцы уже были частью специальных групп, и все хотели бороться с Асадом, так же, как и с ИГ.

«Это наш шанс, — говорит Нарчиван, 23-летний житель провинции Дахук. — Мы должны получить независимость. Жить с арабами невыносимо. Они нас предали». Нарчиван не один такой: среди иракских курдов преобладает мнение, что референдум их — прежде всего против сосуществования в одном государстве с арабами. Создание собственного национального государства на втором месте. Конечно, в официальных заявлениях первых лиц Иракского Курдистана этого не услышишь. Чаще они говорят об «исторической несправедливости в отношении курдов», о «противоречиях с федеральным правительством» и «праве на самоопределение в соответствии с конституцией».

С точки зрения Багдада Алькаш относится к мухафазе (провинции) Найнава. С точки зрения правительства Иракского Курдистана, это часть мухафазы Дахук, которая входит в состав автономии.

Неудовлетворительное взаимодействие с Россией и борьба Картера против сделки госдепартамента Джона Керри с Путиным, которая предполагала координирование военных действий, а не урегулирование конфликта, описывается в главе о «помехах и пассивных наблюдателях». Кроме Ирана и России, есть еще Турция, которая, если верить бывшему министру, «создала больше всего осложнений во время кампании», и страны Персидского залива, которые, по словам Картера, «были активны в лоббировании, но так и не предприняли конкретных действий на поле боя».

Сражаясь с ИГ, США сумели наступить на мозоль каждому в этом небольшом измученном регионе, относившемся к США уже с опаской после авантюр в Ираке и Ливии. Картер проливает свет на то, как это произошло, как и на механизм победы над ИГ. Это объясняет, почему в регионе не будет мира даже после ухода ИГ: Картер лично пишет, что обеспокоен что «усилия по стабилизации и управлению международным сообществом будут отставать от военной кампании». Его работа также подняла вопрос о том, можно ли было достичь более прочного урегулирования, если бы Асад и его союзники с одной стороны, а Турция – с другой решали проблему ИГ без американского вмешательства.

— Мы помним, как наши предки страдали здесь за свою веру сто лет назад, — говорит житель Алькаша Ренан. Он не упоминает конкретно курдов, но тем, кто знает исторический контекст, понятно, о ком речь. Незнакомому иностранному журналисту жители халдейского городка не говорят прямо, что они против референдума. Но и не проявляют такого воодушевления, как курды.

Очевидная цель мемуаров Картера – показать свою роль в победе над Исламским государством. Бывший министр обороны утверждает, что эффективные операции против ИГ и особенный план военных действий, которому, как заявляет Картер, США и союзные силы следуют до сих пор (две «красные стрелки», указывающие на Мосул и Ракку) появились только после его назначения в феврале 2015 года. Но если отложить в сторону эту часть, то 45 страниц доклада Картера описывают усилия, которые в регионе мало кто поддерживал.

Главные новости Мосул. Новые подробности.

«Цунами флагов» разбилось о христианский городок Алькаш. Лишь слегка «окропило» его: там флаги Иракского Курдистана присутствовали только над частью, где дислоцированы бойцы курдского военного формирования пешмарга, и зданием местной администрации. Алькаш походит на суровый неприступный остров в море приближавшегося референдума о независимости. Местные жители не устраивали митингов и демонстраций против референдума, но и не выказывали никакой поддержки ему.

Курды так говорят о своей автономии: «у нас в Курдистане», «мы курды», «наше государство Курдистан». Жители Алькаша употребляют совершенно другие выражения: «мы иракцы», «у нас в Ираке».

Езиды еще более осторожны, чем христиане. Они дежурно отвечают: да, надо голосовать за независимость. По их ответам складывается впечатление, что они хотят, чтобы от них поскорее отвязались. Нет того эмоционального надрыва, что у курдов, — желания порассуждать, почему именно нужна независимость и как ее использовать.

Охраняют монастырь служащие иракской федеральной полиции. Один из полицейских, Ильхаб Малан, сносно говорящий по-английски, устраивает нам экскурсию. Его коллеги охраняют въезд на склон к монастырю. Сам Ильхаб занимается охраной непосредственно монастырских помещений. «Я тут большей частью времени один. Туристов мало, посетителей мало. Редко кто сюда заезжает. Служба в монастыре лишь один раз в год — в день памяти Раббана Хормизда. Тогда сюда съезжаются халдеи не только из Ирака, со всего мира. Я хозяйством занимаюсь, чищу, мою, размышляю… Почти как монах», — делится Ильхаб тонкостями своей службы.

Мосул лента новостей. Главные новости сегодня 13.10.2017 г.

Население Алькаша состоит исключительно из ассирийцев, принадлежащих к Халдейской католической церкви. Над городком, крепко вмурованным в серый склон горы, расположен монастырь Раббан Хормизд. Сам основатель монастыря — Раббан Хормизд (Ормизд) — является одним из самых почитаемых святых для халдеев. А монастырь, основанный им, — один из старейших на севере Ирака, ему почти 1500 лет. Сегодня он покинут, хотя в былые времена его населяли 1200 монахов.

Пожилой езид Сами живет не в самом Шейхане, а в близлежащей деревне. Он тоже дежурно сообщает, что необходимо голосовать за независимость. Но ему, видимо, очень хочется выговориться. Поэтому он продолжает:

— Вообще-то наш город является спорной территорией, — рассуждает Ильхаб, пока мы ходим по пещерам, которые вырубали в горе монахи монастыря Раббан Хормизд. — Алькаш находится на самой восточной окраине Ниневийской равнины. Ниневийская равнина — христианская территория. До свержения Саддама тут жили в основном ассирийцы — католики и православные. Потом, во времена нестабильности, многие уехали. Курдские районы от нас отделены горами.

Мосул видео новости. Последние подробности.