Президент Абхазии Хаджимба: «Виновные в убийстве россиянина получат жесткое наказание»

В связи с последними трагедиями на курортах Гудаута и Пицунда тема Абхазии вышла в первые строчки информационных лент. Республика, получившая признание России 9 лет назад, но находящаяся в международной блокаде, до сих пор выкарабкивается из проблем военного лихолетья. Мы видим только то, что на поверхности — социально-экономическая нестабильность, криминал, пограничные проблемы. Но есть еще совместное российско-абхазское сотрудничество, в том числе военное, всплеск развития сельского хозяйства…Подробнее о том, какова сейчас ситуация в республике, «МК» рассказал президент Абхазии Рауль Хаджимба.


фото: kremlin.ru

— Первый вопрос касается острой, но не очень приятной темы. Как известно, Вы взяли под личный контроль ход расследования дела по убийству российского туриста. Задержаны братья Джинджолия. Как продвигается следствие? Дойдет ли дело до суда?

— Следствие продвигается активно. И это видно уже по первым результатам. Виновные задержаны, собраны все вещественные доказательства, необходимые для того, чтобы следствие не было свернуто и дело дошло до суда. И я не сомневаюсь, что судом будет вынесено решение, по которому виновные получат жесткое наказание.

— Собирается ли правительство Абхазии принимать какие-то дополнительные меры безопасности, чтобы туристы могли чувствовать себя спокойно?

— У нас по всем объектам, где бывают наши гости, и, где проходит активная фаза их отдыха, проводятся соответствующие мероприятия. К сожалению, этот случай показателен, поскольку люди оказались на территории, где нет таких условий охраны — в районе мусорного полигона Гудаутского района. К сожалению, мы не можем поставить на каждом углу сотрудников силовых структур.

— И все же, как сегодня власти Абхазии относятся к борьбе с криминалом. Для российского туриста это важно.

— Криминальный «набор» преступлений на курортах в любой стране мира один и тот же. Мелкие кражи и мошенничество составляют львиную его долю. Тяжелые преступления крайне редки, но весьма резонансны, как и произошло в данном случае у нас.

Абхазия — маленькое государство, и у нее не очень большие возможности. Наши правоохранительные органы контролируют ситуацию, делают все возможное, чтоб ее улучшить. Так же существует проблема наркотиков, как и во многих других государствах. Это бич, который бьет по будущим поколениям. Значительная часть наркотиков попадает к нам извне. Тут важно четкое взаимодействие между нашими силовыми структурами, чтоб поставить надежный заслон наркотрафику. Поэтому мы выстраиваем отношения с правоохранительными органами России, чтобы работать во взаимосвязи с ними, поскольку для преступников не существует границ. На днях в Парламенте Абхазии ратифицировали соответствующий документ об Информационно-координационном центре. Мы возлагаем на совместную работу центра большие надежды.

— Продолжая тему туризма, хотелось бы заметить, что Абхазия — очень красивая страна. Но инфраструктура ее сильно разрушена из-за военных действий. И многие отмечают, что туристические объекты находятся в удручающем состоянии. Есть ли какие-нибудь планы у руководства республики по восстановлению и реконструкции разрушенного войной?

— Мы же живем в условиях рыночной экономики и должны способствовать созданию условий государственно-частного партнерства, должны решать вопросы прихода в страну инвестиций. И, к счастью, это уже имеет место. Если посмотреть на примере Гагрского района, который активно посещают туристы, в том числе и иностранные, то видно, что здесь идет строительство гостиниц — и небольших, и более крупных, которые строятся при помощи инвесторов и частных предпринимателей. Что касается объектов советского периода, мы, конечно, пытаемся их реанимировать, восстанавливать, создавая более комфортные условия. И эта работа уже тоже дает свои результаты. Сегодня в Пицунде из семи корпусов четыре приведены в надлежащее состояние, и отвечают современным требованиям.

— Вы сказали, что приезжают не только из России туристы. А из каких еще стран есть гости?

— Конечно, сегодня в Абхазию приезжает не так много туристов из Дальнего Зарубежья, как это было во времена Советского Союза. Тогда Абхазия была одним из самых известных курортов СССР. И все же, в последние годы, количество иностранцев, приезжающих в республику увеличилось. Информация об Абхазии распространяется благодаря Интернет-пространству, кроме того, много иностранцев работало в международных организациях в Абхазии, которые в последующем приезжают к нам в качестве туристов.

— Я знаю, что были определенные проблемы на границе с Россией на реке Псоу. Для российского туриста это важно. Какова ситуация там сейчас?

— За последние два года ситуация там поменялась. Люди, которые к нам едут, сами это чувствуют. Делается все, чтобы наладить работу по пропуску как можно большего числа людей. Сейчас в сутки пропускают по 54-56 тысяч человек — это не мало. За последние дни, количество машин, везущих неорганизованных туристов, возросло в разы. Пропускные пункты на границе работают в активном режиме.

— Естественно, туриндустрия тесно связана с социально-экономическим развитием республики. У Абхазии с Россией подписан ряд Соглашений по восстановлению и развитию экономической отрасли страны. Какие программы развития сейчас действуют?

— Предприняты первые положительные шаги. Та работа, которая проводится на территории Абхазии, начиная с программ Инвестиционного агентства, дает первые результаты в той же туристической сфере, в аграрном секторе. По программам Инвестиционного агентства три российских банка активно включены в этот процесс. Сейчас, например, завершается строительство парникового хозяйства на пяти гектарах земли. На его развитие заложено около 500 млн. рублей — это значительные суммы для Абхазии. По этой же программе развития строится несколько гостиниц и предприятий кондитерского производства.

— Насколько активно российский бизнес включен в эти программы развития?

— Я никаких открытий не сделаю, если скажу, что мы находимся в достаточно активной фазе выстраивания отношений с российским бизнесом. Абхазия является частью российского экономического пространства. Мы не отрываемся от него. Нам важно, чтобы эти отношения не прерывались. Мы независимое государство, признанное Российской Федерацией, но при этом самим по себе жить довольно сложно в эпоху, когда в мире стираются границы, и в основном по экономическим причинам. Абхазия тоже не стоит в стороне от всех процессов происходящих в мировой экономике.

— Если говорить о развитии сельского хозяйства, то каковы рынки сбыта?

— В основном, Россия. Фактически, мы основную часть своей продукции отправляем к вам. Она достаточно конкурентоспособна. Ведь мы производим экологически чистую продукцию. У нас на сегодняшний день фактически не используются какие-либо удобрения, которые ускоряют рост, но неблагоприятно влияют на экологию самого продукта, снижая его качество и ценность. Сейчас создана такая структура, как «Абхазпродэкспорт», которая выстраивает взаимоотношения с российскими структурами, нацеленными на получение нашей продукции.

— Говорят, есть неплохие перспективы в развитии производства минеральной воды…

— Да, Абхазия могла бы стать одним из лидеров поставок воды. Как вы знаете, по качеству воды мы никому не уступаем в мире. Аллювиальные почвы, которые фильтруют эту воду позволяют достигать такого качества воды. И запасов ее у нас достаточно. Но есть свои сложности с выводом ее на внешний рынок, в следствии которых на него трудно попасть. Поэтому, к сожалению, пока говорить о больших объемах производства не приходится. Но первые шаги уже делаем.

— Как обстоит дело с дипломатическим признанием республики в мире? Ведется ли работа, чтобы эта череда признаний продолжалась?

— Работа ведется, она и не прекращалась. Но не всегда получается так, как хотелось бы. Оказывается определенное давление на руководителей тех или иных стран, с которыми идет взаимодействие, для того, чтобы его свернуть. И тем не менее, мы активно работаем в этом направлении.

— С другой стороны, России и Советскому Союзу после Октябрьской революции понадобилось 7-8 лет, чтобы пошла череда признаний. Так что перед вами есть хороший пример. Терпение и труд, все перетрут.

— Да, главное выстроить внутри страны экономические и политические процессы, понятные окружающим. Тогда и вопросы политического признания будут решаться быстрее.

— Кстати, как вы оцениваете внутриполитическую ситуацию в Абхазии сейчас?

— Ситуация у нас достаточно интересная. Политическая борьба не прекращается, она всегда имеет место на пути развития любого государства. У нас маленькое общество, где все обо всех всё знают. Я думаю, что даже те сложные процессы, которые имели место в период президентской кампаний 2004-2005 года, события 2014 года показали, что мы доходим до определенного предела, но потом находим возможность выйти на компромисс. Территория маленькая, и все конфликты на ней отражаются чувствительно.

— Какова ситуация на границе с Грузией и в Галском районе?

— Сегодня Галский район один из самых спокойных в Абхазии. Если в прошлые годы информационные сообщения из Галского района были негативными, то сегодня всего этого нет. В том, что касается границы с Грузией, был период, когда закрытие многочисленных пунктов перехода вызвало неоднозначную реакцию Запада и местного населения приграничных населенных пунктов. Но практика показала правильность принятых нами решений. Есть один главный переход, на котором созданы комфортные условия и к нему подведены дороги, сделанные за счет российских финансовых средств. И если в прошлые годы активность нарушителей была высокой на этом участке границы, то сегодня ее практически нет.

— Появление Объединенной группировки войск России и Абхазии повлияло как-то на стабилизацию этой ситуации?

— Вы знаете, еще до того, как была создана эта Объединенная группировка, у нас были российские военные структуры — миротворцы, а затем 7 военная база, благодаря которым ситуация в Абхазии стабильная. Что касается Объединенной группировки войск, есть еще вопросы, которые будут решаться для того, чтобы продолжить работу и по военно-техническому оснащению и созданию условий для наращивания возможностей вооруженных сил Абхазии.

— Можно ли сказать, что безопасность Абхазии сегодня полностью обеспечена с помощью российских сил. Вы не ждете новых военных нападений?

— Даже большое государство, такое как Россия, всегда находится наготове. Да, наша безопасность гарантирована, но это не значит, что все инциденты исчерпаны. Конфликт может возникнуть в любой момент, в связи с отказом Грузии подписывать Соглашение о неприменении силы. И это всегда будет накалять ситуацию. Переговоры ведутся в рамках Женевских дискуссий, но пока в этом плане безрезультатно. Иных площадок для переговоров нет.

— В 2008-м году была создана такая структура, как Союз непризнанных государств, в который помимо Абхазии входила Южная Осетия и Приднестровье. Каковы сейчас взаимоотношения между членами этого Союза?

— Мы активно взаимодействуем. Есть совместные проекты, и мы продолжаем работу по ним. Стараемся поддерживать друг друга. Конечно, те процессы, которые происходят вокруг нас, не могут не сказываться на активности общения.

— А с республиками, которые были провозглашены на Востоке Украины, поддерживаются какие-то отношения?

— Наверное, мы как никто лучше понимаем процессы, происходящие в этих республиках. Так как сами прошли через это в конце прошлого столетия. За сухими официальными сообщениями, стоит трагедия тех людей, что живут там.У нас есть определенные контакты. Мы оказываем гуманитарную помощь. Есть контакты в сфере малого и среднего бизнеса.

— В каком-либо виде рассматривалось вхождение Абхазии в Единое евразийское экономическое сообщество?

— Для того, чтобы его рассматривать, надо чтобы партнеры по ЕАЭС нас сначала признали.

— Что значит для населения Абхазии русский язык?

— Я много раз слышал, что в Абхазии притесняют русскоязычное население. Нет школ, нет людей, которые говорят на русском языке. Но я приглашаю тех, кто это говорит, посмотреть на ту ситуацию в этом вопросе, которая сложилась у нас. В Абхазии работает большое количество русских школ. Одним из основных языков общения в стране является русский, документация также ведется на русском языке. Русский язык в нашей стране является языком межнационального общения. При том, что мы очень активно работаем над тем, чтобы сохранить свой язык и создать условия, чтобы им пользовались больше. Но это никоим образом не ущемляет прав русскоязычного населения, и мы не ограничиваем никого в использовании русского языка. Мы исторически связаны с русской культурой. Мы выросли на русской литературе. живописи, кинематографе.

— А выпускники абхазских школ могут учиться в российских вузах. Есть какие-то межгосударственные соглашения?

— Учатся и, я думаю, будут и дальше учиться. Есть соответствующие квоты, которые позволяют выпускникам из Абхазии это делать. Сегодня мы не можем предоставить в Абхазии обучение по ряду специальностей. В этом смысле, возможность обучаться в российских ВУЗах очень важна для государства. Практика обучения за рубежом принята во всех странах и Абхазия в этом смысле не исключение.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ